Концепция демократического образования - Школа-парк

 Балабан Милослав Александрович (1927—2005) — российский ученый, педагог, философ, создатель концепции «Школа-парк», кандидат педагогических наук.

Ученик на протяжении последних трехсот лет был послушником. Со времен Яна Амоса Коменского школьная система была направлена на подавление воли ученика. И прообразом этой школы стала мельница – ее создатель был сыном мельника. Учеников – разных по возрасту, способностям, темпераменту – набирали в первый класс для обработки школьными жерновами. 

В конце года отсеивали хорошо “перемолотых”, а остальных отправляли на повторную переработку – на второй год. А главным достоинством ученика было полное подчинение учителю, выполнение его распоряжений. Однако, вернувшись после школы в семью, такой ученик не мог найти своего места в рыночной системе, был не в состоянии завести свое дело – он умел только подчиняться. Поэтому выпускники школы Коменского были обречены на то, чтобы становиться пролетариями. А европейская экономика стала строиться на наемном труде.

Нынешняя функция школы – присмотр за детьми, а совсем не образование. Еще Лев Толстой, беседуя со школьниками, на глазок определил, что усваивают они всего около десяти процентов изученной программы.

В наше время исследования Института Гэллапа подтвердили оценку Толстого: нынешние школьники, как и сто лет назад, владеют лишь десятой частью пройденного материала.

Это защитная реакция детского организма. Школьников спасает только счастливая возможность забывать лишнее, ненужное, случайное.

Для того чтобы вернуть детям возможность оставаться личностями, нужно вспомнить образовательные системы, существовавшие до Коменского. У Платона была открытая студия. “Школа” произошла от древнегреческого слова, обозначающего досуг.
А вот педагогом изначально называли раба, ведущего мальчика в школу. И в России дворянских детей воспитывали крепостные. Они по рождению были вне социального класса, который обслуживали. Отголоски этого можно и сейчас найти в школе: даже хороший учитель остается рабом классно-урочной системы. Он делает в классе то, что считает нужным, а в журнале пишет то, что положено.



ECOLE DYNAMIQUE (France)

«ПОЧЕМУ Я СОЗДАЛ ШКОЛУ, ГДЕ ДЕТИ ДЕЛАЮТ ЧТО ХОТЯТ»

Автор статьи Рамини Фаранжи, учитель математики, директор школы Ecole Dynamique.

Sudbury Valley School
   Все началось в маленьком городке Фаминхэм в штате Массачусетс с населением всего 70 тыс. жителей. Там уже почти 50 лет существует школа, где дети могут сами выбирать, чем заниматься каждый день.
   Школа была основана семейной парой — Даниелем и Анной Гринберг, преподавателями физических наук и биохимии Колумбийского университета. Даниель и Анна заботились об образовании своих детей. Для них не было и речи о том, чтобы отправить их в обычную школу. Они искали альтернативы, доступные в США в 60-е годы, но так и не нашли того, что хотели.
   Тогда они просто открыли собственную школу, которая взяла за главный принцип простую фразу: «Дети — это тоже личности».
   Да, они не собственность родителей. Не ученики одного учителя. Они, как вы и я, независимые члены демократического общества. И эта идея привела к революционным последствиям.

Таким образом, трое их детей выросли в среде, где никто от них ничего не ждал. И где они были вольны самостоятельно выбирать, что им учить, равно как и делать собственный выбор во всех других областях жизни.
Результат?
   Их старший сын стал профессиональным музыкантом и фотографом, он хорошо зарабатывает на жизнь. Через пять лет самостоятельной жизни он открыл ресторан в Нью-Йорке.
   Средняя дочь стала психотерапевтом. - А младший сын отправился выживать в лес в течение одного года, а потом стал фермером.

История Дана
   Чтобы дать вам представление, до какой степени ученикам этой школы предоставляют свободу, расскажу вам историю ребенка, который учился там в 80-х. Его звали Дан.
   Дан влюбился в рыбалку в возрасте 10 лет. И каждый день он отправлялся ловить рыбу на берег пруда. В любую погоду, в любое время года, каждый день он рыбачил.
   Тем не менее вокруг было много других интересных дел: спорт, искусство, музыка, исследования, игры и т.д.

 Но все это его не интересовало. Он — фанат рыбалки. Этим он и занимался в течение пяти лет — вплоть до 15.

   А в 16 лет он влюбляется… в компьютеры. И тут все его внутренние ресурсы, которые раньше были всецело посвящены рыбалке, переносятся в мир информационных технологий. Дан погружается в него с той же посвященностью и самозабвенностью.

   В 17 лет он с несколькими приятелями открывает «свою лавочку» по продаже компьютерных товаров. Предприятие имеет успех, парень неплохо зарабатывает. И на заработанные деньги он сам оплачивает себе учебу в университете, чтобы продолжить заниматься своей главной страстью.

 

Начало моей карьеры

   Я услышал историю Дана три года назад. Как раз в то время, когда начинал карьеру преподавателя математики и физики в лицее. В то время, как и у многих, у меня были большие сомнения в эффективности нашей системы образования. И история Дана просто не помещалась в моей голове. Этот парень не изучил ни единого школьного предмета за свою жизнь. И, несмотря на это, он стал счастливым налогоплательщиком американского общества. Меня это буквально потрясло. Не знаю, как вы, а когда я слышу о чем-то до такой степени из ряда вон выходящем, мне обязательно надо узнать об этом больше.

Новый образовательный подход?

   Пораженный этой историей, я начал изучать вопрос альтернативного образования. Достаточно быстро я обнаружил, что существует около 40 школ во всех уголках мира, которые используют этот образовательный подход. Я посетил некоторые из них в Голландии, Бельгии, Германии и США. Я побывал в той самой американской школе, о которой говорил в начале, — Sudbury Valley School.

   Во всех этих школах я познакомился с учениками с невероятно высоким уровнем интеллекта и зрелости! А основатели школ — сплошь реалисты и прагматики, которые точно знают, что делают. Для них и речи не может быть о том, чтобы ставить эксперименты на собственных или чужих детях. Они применяют серьезный образовательный подход, который доказал свою эффективность на практике. Цель этого подхода — человеческое совершенство.

Своя школа

Для меня в определенный момент тоже стало очевидным, что я хочу основать такую школу. Хорошая новость — она уже существует во Франции и называется Ecole Dynamique («Динамичная школа»). Она открылась в Париже в 2015 году.

В школе учатся 20 детей в возрасте от 3 до 16 лет. Они сами определяют, чему хотят учиться, и делают все от них зависящее, чтобы школа процветала. У нас нет традиционных школьных программ и уроков, структуры и иерархии.

Польза от раннего чтения?

   Расскажу вам еще одну историю — Лоры Поэтрас. Она тоже была ученицей Sudbury Valley School с 4 до 18 лет. За свою жизнь она не открыла ни единого школьного учебника, а занималась в основном фотографией. Читать она научилась только в возрасте 13 лет.

   По окончании школы она стала режиссером документальных фильмов. Более того, Лора — международный супергерой! Именно она сняла фильм «Citizenfour», в котором Эдвард Сноуден рассказал миру о действиях ЦРУ. Лора получила «Оскар» за лучший документальный фильм 2014 года.

   Я хочу еще раз обратить внимание на то, что Лора научилась читать только в 13 лет! Значит, ранний интерес к чтению и интеллектуальному обучению не обязательно напрямую связан с будущим успехом личности. Возможно, я вас сейчас удивлю, но в практике Sudbury Valley School была даже замечена обратная тенденция.

  Основатели этой школы имеют 45 лет опыта наблюдений за молодыми людьми, которые живут и учатся без принуждения. Многие из них начинают читать поздно, в возрасте 10–13 лет. Было замечено, что у таких детей впоследствии прослеживаются склонности к карьере в академических кругах. Это ли не повод пересмотреть наши привычные убеждения об образовании

Процесс обучения основам

   Конечно, все дети в таких школах учатся читать и писать. Если бы этого не было, то они закрылись бы уже давно. Не найдется такого сумасшедшего родителя, который бы отдал своего ребенка в школу, где ему не дадут базовые знания.

   Можно задаться вопросом: по какой же методике эти школы учат чтению? Их подход как раз и состоит в том, чтобы воздерживаться от методик и любого подхода в обучении чтению.

   Такой подход самым естественным образом работает и в обучении родному языку. Вы видели родителей, которые заставляют детей повторять одни и те же фразы на родном языке и объясняют им правила грамматики и спряжения глаголов? Конечно, нет — это было бы абсурдно. Дети чувствуют, что владеть языком — это важно для них. И учатся выражаться все более точно. Поэтому они постоянно тренируют этот навык, и прогресс виден каждый день.

   В точности как естественное обучение языку, обучение чтению и письму происходит через взаимодействие с окружающим миром — у каждого ребенка тут свой метод. Сложно разложить такой комплексный процесс на составляющие. Но факт остается фактом: все ученики рано или поздно осваивают этот навык.

 

Как насчет математики?

   Сейчас я расскажу вам, почему мы воздерживаемся от обучения детей математике. Математика — это главная школьная мания. У меня по этому поводу есть много замечаний, поделюсь с вами одним из них.

   В 30-е годы американский педагог Луи Поль Бенез провел любопытное исследование. Он сделал предположение, что учить математике младшеклассников слишком рано, и, если исключить предмет из программы начальных классов, в среднюю школу дети придут без невосполнимых пробелов в знаниях.

   Чтобы проверить эту сумасшедшую гипотезу, он попросил несколько начальных школ из бедных районов просто прекратить преподавание математики. Спустя шесть лет, когда ученики перешли в среднюю школу, результаты эксперимента превзошли его ожидания. Дети из бедных районов, которые изучали математику первый год, значительно превосходили по уровню знаний своих ровесников из богатых районов, которые потратили шесть лет на изучение математики.

 И сейчас, когда меня спрашивают, как дети учат математику в нашей школе, я отвечаю, что мы их оставляем в покое, — и обоснованность этого научно доказана. Но на самом деле дети сталкиваются с большим количеством математических задач каждый день. Мы просто доверяем ученикам, что они вполне могут решить их сами. И, конечно, они всегда могут обратиться к нам за помощью, если она им понадобится.

В чем преимущество выпускников?

   Итак, выпускники этого типа школ хорошо владеют базовыми знаниями, позволяющими им хорошо функционировать в обществе. Но сверх этого они узнают самих себя и свои сильные стороны и интересы. Они учатся настойчивости в своих действиях, что позволяет достигать совершенства в выбранной области.

   Речь не идет об экспериментах сумасшедшего ученого. Или о сумасшедшем шестидесятнике, одержимом идеей дать детям свободу. Речь о серьезном образовательном подходе, который ставит своей целью ни много ни мало совершенство учеников.

Мы позволяем своим ученикам принять самый большой вызов для человека: быть полностью независимым и ответственным за все в своей жизни — не только с момента совершеннолетия, но и в любом возрасте. Отказываясь обучать их напрямую традиционным методом, мы проявляем к ним доверие, в котором они так нуждаются, чтобы справиться с любыми препятствиями в своей жизни.

  В том числе с необходимостью однажды получить аттестат зрелости, если им это будет нужно. Кстати, если поставить перед собой такую цель, на подготовку к экзаменам уйдет максимум один год.

   Так показывает опыт тысяч молодых французов, которые не ходили в школу, но тем не менее закончили бакалавриат.

   Для скептиков приведу статистику: 80% выпускников Sudbury Valley School поступили в университеты. И обычно они поступали туда, куда хотели, и с первой попытки, даже если речь была о таких требовательных университетах, как Гарвард или Беркли. Оставшиеся 20% выбирали путь, который не требовал высшего образования: в сфере искусства, предпринимательства или ремесленничества.»

Перевод: Станислав Самыкин